Среда, 13.12.2017, 21:30
Приветствую Вас Гость

Каталог статей

Главная » Статьи » Книги на сайте

Александр Власенко, О роли зрительных иллюзий в ринговой экспертизе собак и породном разведении ЧАСТЬ2

Проведем небольшой эксперимент. На рисунке 6 силуэты овчарок объединены попарно. Задача: сравнить парные силуэты между собой и оценить видимые стати экстерьера. Результаты желательно записать.

Рис. 6. 1 – справа – Кондор ф. д. Готтгауэр Мюле (ГДР)

2 – слева – Джек ф. Норикум

3 – слева – Никкор ф. д. Холледау

 

Сравнили? Теперь откроем карты. В каждой паре один из силуэтов принадлежит какой-либо овчарке, высоко титулованной в более или менее недавнем прошлом. «Натуральные» силуэты специально (во избежание обвинений в необъективности) выполнялись только по неоднократно публиковавшимся фотографиям широко известных собак, с тем, чтобы любой желающий мог удостовериться в собственной правоте или собственных заблуждениях. Клички указаны в примечании. Каждый второй силуэт, целиком совпадая с парным ему в абрисе корпуса, модифицирован по определенным правилам. Если за основу бралась овчарка выставочного западногерманского разведения (так называемого «овального» типа), то у «модификации»: сильно увеличивалась длина рычагов задних конечностей, особенно голени и плюсны; немного удлинялись предплечье и пясть; сильнее сгибался локтевой угол (последнее нужно затем, чтобы предплечья оставались вертикальными, ведь удлинение передних конечностей здесь заметно отстает от удлинения задних); наконец, исключительно в целях маскировки, то есть чтобы «подделку» было труднее распознать, несколько увеличивались размеры головы, усиливалась мощь черепа и челюстей (рис.7).

Собаки же т. н. «треугольного» типа, в данном случае знаменитые производители восточногерманских кровей, в «модификациях» претерпевали обратные метаморфозы (рис.8). Замечу, что если после «модифицирования» соответствующие силуэты привести к одинаковым ростовым показателям, то зрительный эффект окажется еще куда как разительнее.

Оценим результаты нашего эксперимента с позиций, с одной стороны, произведенных объективных изменений опорно-двигательного аппарата, затем со стороны зрительного их восприятия, и наконец с позиций современной ринговой экспертизы экстерьера. Рассмотрим на примере модификации «эфэргэшника» под «гэдээровца».

Рис. 7. Cash v. Wildsteiger Land

Рис.8. Экс ф. Хюненкессель

 


 

Некоторые из отмеченных в таблице примеров иллюзорного восприятия изменений экстерьера поясняются рисунком 9.

Рис. 9.

 

Не правда ли, забавно, что благодаря иллюзиям, эксперт порою видит не только то, чего нет на самом деле, но даже и обратное имеющемуся в действительности?

 

 

Конечно же, «модифицированный» на бумаге силуэт весьма существенно отличается от живой собаки, и разница фенотипов отнюдь не исчерпывается разницей силуэтов. Кто бы спорил. Тем более, что у многих овчарок, происходящих из «выставочных» линий ФРГ, наличествуют фенотипические даже не признаки, а я бы сказал – странности, рациональному объяснению не вполне поддающиеся. Например, отчего у них бывает впадина – будто кто ломом ударил – в месте перехода шеи в холку? Точнее, перехода в то место, где анатомически должна быть холка, поскольку выявить внешним осмотром, что у них можно считать холкой, зачастую почти невозможно. Или: почему там, где у нормальных собак находится диафрагмальная ямка, у этих позвонки выпирают наружу? И вообще, что у них делается с линией позвоночника, как изогнут спинномозговой канал и как при этом развиты (или атрофированы) остистые отростки и межпозвоночные диски, а равно и спинные мышцы, представляется тайной, скрытой во мраке. Вряд ли возможно без рентгенографических или патанатомических исследований определить природу данных экстерьерных отклонений, но, похоже, что-то тут не так.

Впрочем, возвращаясь к результатам проведенного эксперимента (пусть полуанекдотического, но достаточно убедительного, не правда ли?), вывод можно сделать и без объяснения этих загадок. А вывод простой: рассуждать о каких-либо действительных конструктивных преимуществах овчарок из западногерманских выставочных линий перед кровными «гэдээровцами», основываясь лишь на поверхностной оценке экстерьера, по меньшей мере несерьезно.

Однако, один непроясненный вопрос все же остался. В таблице отмечено, что при «модифицировании» по заданной схеме углы сочленений задних конечностей несколько выпрямились. Ведь это же, с точки зрения эксперта, наверняка плохо? Даже если и длина рычагов увеличилась? А почему, собственно, плохо? Всегда ли менее выраженные углы хуже более выраженных?

 

 

Давайте попробуем разрешить и эту проблему, а заодно убедимся в том, что иллюзии возникают не только при экспертизе экстерьера в статике, но и при оценке движения собак.

В эксперименте с силуэтами мы наблюдали относительное удлинение дистальных (то есть наиболее удаленных от корпуса) сегментов задней конечности – голени и плюсны. Таковое удлинение принято считать очевидным приспособлением к быстрому бегу. Однако это не вполне верно. Дело в том, что при оценке экстерьера собак мы видим их стати, но отнюдь не анатомическое строение. А между этими двумя понятиями, как мы уже не раз убеждались, частенько втирается существенная разница, имя которой – иллюзия. И вот что нам показывает уже самое поверхностное биометрическое исследование: изменение соотношений в длине сегментов задней конечности у собак (если не брать в расчет ахондроплазиков – такс, бассет-хаундов и им подобных) скорее связано с крайними конституциональными формами телосложения, а не с приспособленностью к быстрому бегу. А это не одно и то же, хотя быстроаллюрные собаки в основном отличаются сухостью и легкостью сложения, а тихоходные – грубостью, сыростью и массивностью. Так, среди собачьих, весьма тихоходные гривистые волки, а также левретки, карликовые пинчеры и мастино наполетано обладают самыми длинными плюснами и, в сумме, самыми длинными дистальными сегментами, сравнительно с длиной бедренной кости. В то же время собачьи, более или менее близкие к крепкому типу конституции (в очень широких пределах – от борзой до сенбернара, включая также волка, красного волка, обыкновенного шакала, гиеновую собаку), имеют фактически одинаковое соотношение между длинами бедренной, большой берцовой и третьей плюсневой костей. И если эксперт видит существенную разницу в относительной длине бедра, голени или плюсны у собак одной породы, то он скорее всего заблуждается. В данном случае суть различия статей задней конечности может заключаться в разнице абсолютной или относительной длины конечности в целом, а также в соотношении величин углов сочленений. Термины же типа «короткое бедро», либо «длинная голень», мягко говоря, условны и могут подразумевать исключительно стати, то есть внешне видимые формы, но вряд ли имеют в виду реальные анатомические пропорции.

Итак, мы пришли к выводу, что в рассматриваемом нами примере сравнения немецких овчарок двух экстерьерных типов у собаки «гэдээровской» относительно удлинились конечности в целом, особенно задние, и изменились углы сочленений. Зададимся вопросом: какое строение конечностей выгоднее для бега рысью или галопом? Можно не сомневаться, что у многих и многих экспертов ответ готов заранее: дескать, пластающаяся рысь «эфэргэшников» есть самый экономичный способ бега, и по крайней мере на рыси представители западногерманских выставочных линий обладают куда как более широкими и плавными движениями, нежели овчарки восточногерманских кровей, потому преимущество первых неоспоримо. Эксперты, надо полагать, в своем деле собаку съели, и чего бы ради им не доверять, но... Вот только всегда ли широкие и плавные движения можно считать достоинством? И разве не важно, какой ценой достается это якобы преимущество? Во всяком случае, существует и другое мнение: что лишь очень немногие «эфэргэшники» из выставочных линий могут потягаться по продуктивности и экономичности движений с хорошими «гэдээровцами». Без разницы, что на галопе, что на рыси.

Давайте, разберемся, кто прав.

Цикл движения задней конечности состоит из двух стадий – опорной (она же стадия поддержки) и безопорной (иначе ее называют стадией висения). Опорная стадия включает в себя две фазы: первая фаза – амортизации, вторая – пропульсивная, или фаза формирования посыльного движения. Для получения ответа на интересующий нас вопрос последовательно рассмотрим нормальное движение конечности в опорной стадии при беге рысью.

Лапа вынесенной вперед задней конечности опускается на землю примерно под центром корпуса. При этом коленный и скакательный углы заметно выпрямлены (тазобедренный, наоборот, согнут). Начинается фаза амортизации, во время которой углы сочленений коленного и скакательного суставов согласованно сгибаются, а тазобедренный сустав несколько разгибается. Одновременно тазобедренный сустав приближается к вертикальной линии, поднимающейся из опорной лапы. В момент пересечения тазобедренным суставом данной вертикали или чуть позже фаза амортизации заканчивается и начинается пропульсивная фаза движения.

Сгибание и разгибание углов конечности приводит не только к преобразованию вращательного движения отдельных сегментов в поступательное движение точки приложения посыла (тазобедренного сустава), но и к трансформированию более медленного, но более сильного движения (при согнутых углах, в начале отталкивания) в более быстрое, хотя и меньшей силы (при выпрямленных углах, в завершающей фазе отталкивания). Но сгибание, например, коленного сустава выгодно для выигрыша силы лишь до определенного предела, потому что если этот сустав к моменту начала развития посыльного движения окажется излишне согнутым, энергетические затраты на его выпрямление будут несоразмерно большими, а эффективность работы мышц-разгибателей очень низкой, что в итоге обернется потерей и силы, и скорости. Именно необходимость эффективной работы мышц есть причина того, что при начале пропульсивного движения конечности коленный и тазобедренный углы открыты, в норме, не менее чем на 90°. Угол же скакательного сустава при развитии значительного усилия подчиняется другому правилу, поскольку плюсна (в кинологическом значении этого термина, анатомически – стопа) устроена как рычаг второго рода (точки приложения сил – пятка и лапа – находятся по разные стороны от опоры – скакательного сустава). И при разгоне, например, либо начале прыжка угол скакательного сустава острый, чем укорачивается вся конечность как плечо сопротивления и, вследствие того, лучше передается сила движения, идущая от бедра. Еще раз подчеркну, что это относится к самому началу пропульсивного движения, в момент, когда тазобедренный сустав проносится над опирающейся лапой, т.е. к фазе т. н. «критической точки». В этот момент бедренная кость находится в положении перпендикулярном или почти перпендикулярном к седалищной кости.

Разным аллюрам соответствует разное положение рычагов в рассматриваемой фазе движения, а кроме того меняется и наклон таза к горизонтали. На быстрой рыси у нормально сложенной немецкой овчарки коленный и скакательный суставы открыты под прямым углом (на галопе так открыты углы «скоростной» ноги – которая отталкивается второй). А у ротвейлера, например, эти углы раскрыты заметно больше.

Пропульсивная фаза заканчивается отрывом конечности от опоры в момент, когда плюсна принимает вертикальное положение или немного отклоняется вперед от вертикали.

В процессе развития посыльного движения немаловажным представляется то, что с момента прохождения «критической точки» до момента отрыва конечности от опоры голень своего наклона в норме практически не изменяет (при свободном, разумеется, движении собаки), иначе это привело бы к затруднениям в одновременном распрямлении углов. Поэтому пропульсивное движение задней конечности можно рассматривать как сумму движений проксимального окончания плюсны (скакательного сустава) относительно точки опирания (лапы) и проксимального окончания бедра (тазобедренного сустава) относительно собственной точки опоры (коленного сустава). Скорость пропульсивного движения конечности в этом случае определяется, во-первых, скоростью разгибания углов сочленений, а во-вторых, способностью бедра и плюсны преобразовать скорость сокращения мышц в скорость своего движения. И здесь, помимо длины рычагов, важное значение имеют механизмы автоматического и интенсивного разгибания суставов.

У собак, при опирании конечности, разгибание тазобедренного сустава приводит, в норме, к автоматическому разгибанию коленного и скакательного суставов, а также к сгибанию пальцев. Автоматизм разгибания обусловлен особенностями прикрепления, прежде всего, двуглавой мышцы бедра, разгибающей одновременно три основных сустава конечности, затем напрягателя широкой фасции и портняжной мышцы, которые при отведении бедра назад растягиваются и участвуют в разгибании коленного сустава, а также икроножной мышцы и поверхностного сгибателя пальцев, которые крепятся на бедренной кости и, при разгибании коленного сустава, синхронно разгибают скакательный сустав. Понятно, что механизм автоматического разгибания суставов может быть эффективным только при соблюдении определенных пропорций между величинами углов сочленения основных сегментов конечности, с тем, чтобы все эти углы распрямлялись до своего оптимального предела одновременно.

Еще более важно соблюдение таковых пропорций для механизма интенсивного разгибания коленного и скакательного суставов. Этот механизм в литературе не описан, хотя давно известно, что у собак при беге интенсивность разгибания коленного сустава выше, чем тазобедренного, а скакательного – выше, чем коленного. Отчасти это явление можно объяснить наложением скорости сокращения уже упоминавшихся мышц (напрягателя широкой фасции, портняжной, икроножной) на угловую скорость движения бедра. Но у быстроходных собак для этого существует еще одно замечательное приспособление – подпирание мышц-разгибателей (прямой мышцы бедра и икроножной мышцы).

Прямая мышца бедра крепится на подвздошной кости, чуть впереди тазобедренного сустава, вследствие чего эта мышца включается в разгибание коленного сустава только при значительном отведении бедренной кости назад, несколько позже, чем напрягается лежащая под ней на дистальном изгибе бедренной кости промежуточная широкая мышца. И в момент своего сокращения прямая мышца оказывается мгновенно подпертой промежуточной широкой мышцей (это как если по натянутой веревке ударить кулаком), отчего разгибание коленного сустава ускоряется. Еще более выражен эффект подпирания у икроножной мышцы, только здесь роль «подпорки» выполняют коленные эпифизы бедренной и большой берцовой костей в момент распрямления коленного сустава. (Но следует заметить, что у таких собак как ньюфаундленд и русский спаниель описанный эффект почти не выражен, у ротвейлера выражен слабо, а у дога, например, гораздо сильнее. И еще: похоже, что интенсивное разгибание скакательного сустава за счет подпирания икроножной мышцы осуществляется только на галопе, при большем, чем на рыси, разгибании коленного сустава).

Благодаря указанным механизмам, скорость разгибания конечности у быстроаллюрных собак к концу пропульсивной фазы резко возрастает, что хорошо заметно при просмотре видеозаписи в замедленном режиме.

Эффективность передвижения рысью (как и любым иным аллюром) определяется, во-первых, экономичностью (чем меньше сил тратится на преодоление единицы расстояния, тем лучше), а во-вторых, резвостью (способностью достичь максимально высокой скорости). Экономичность можно рассчитать и сравнить, исходя из следующих соотношений: длины пути перемещающегося непрямолинейно центра тяжести собаки относительно данной дистанции пробега; длины пути, проделанного частными центрами тяжести конечностей собаки относительно данной дистанции, или, что по сути почти то же самое, соотношения скорости движения конечностей и скорости движения корпуса собаки. Идеально экономичным будет такое передвижение рысью, при котором первое и второе соотношения максимально приближаются к единице, то есть когда центр тяжести собаки движется по траектории, как можно более близкой к прямой, параллельно поверхности грунта, а конечности при этом не шевелятся вообще (но поскольку таковое по определению невозможно, то конечности совершают минимальное количество движений на единицу расстояния и, желательно, с минимальной же амплитудой). Резвость будет зависеть от этих же показателей (высокая экономичность, то есть высокий КПД движения, дает возможность прироста скорости за счет продуктивного использования энергии посыла), плюс к тому она в первую очередь зависит от скорости посыла.

Цикл движения рысью включает в себя опорную и безопорную стадии. На медленной рыси безопорная стадия (или, как ее еще называют, фаза подвисания) составляет незначительную часть в полном цикле движения. С увеличением скорости ее роль все более возрастает. А именно бoльшая протяженность безопорной стадии, при одинаковой скорости бега, свидетельствует о бoльшей экономичности рыси. (В качестве примера простенькая задачка. Любитель спортивной ходьбы проходит на каждой тренировке X км за Y часов и основательно выматывается при этом. Если он на следующей тренировке не пройдет, а пробежит эту же дистанцию за такое же время, то устанет больше или меньше?) Выраженность безопорной стадии определяется скоростью посыла и эффективностью его передачи к центру тяжести собаки. Скорость посыла зависит от скорости разгибания конечности при завершении пропульсивной фазы и от направления посыла. На эффективность передачи посыла в движении рысью влияют несколько факторов: направление посыла, расположение центра тяжести относительно тазобедренного сустава, прочность спины и поясницы, а также длина и масса корпуса.

Поскольку корпус собаки на рыси постоянно и равномерно движется, то посыл передается от опорной лапы через тазобедренный сустав не по прямой линии, а по дуге, и у нормально сложенной собаки направление посыла (по сути – направление движения тазобедренного сустава в пропульсивной фазе) приходится на середину или даже начало поясницы. Направление посыла тем более полого, чем, во-первых, выше скорость движения корпуса относительно скорости распрямления конечности к моменту отрыва, и, во-вторых, чем дальше к этому моменту отведена назад конечность (относительно высоты в тазобедренном суставе). Прямозадые собаки потому плохо рысят, что посыл у них направлен очень круто вверх, на окончание поясницы или на крестец, и ускорение разгибания конечностей приводит лишь к увеличению амплитуды вертикальных колебаний крупа.

А вот если мы теперь, уже зная обо всем этом, займемся просмотром видеозаписей свободного (то есть не на поводке) бега овчарок различных экстерьерных типов, то увидим кое-что очень интересное, почему-то постоянно ускользающее от взгляда экспертов.

Многим, наверное, приходилось замечать, что у абсолютного большинства «эфэргэшников» на рыси колени как бы проваливаются вниз. На просмотре видеозаписей в замедленном режиме это явление можно рассмотреть детально. Оказывается, что голени этих собак продолжают наклоняться в течение некоторого времени после прохождения фазы «критической точки». У некоторых вплоть до отрыва конечности от опоры. О чем это говорит? Как минимум, о том, что колени у них все еще продолжают сгибаться даже тогда, когда у всех нормальных собак должно развиваться нарастающее по скорости синхронное пропульсивное движение. И еще о том, что лапы отрываются от опоры, не дожидаясь раскрытия ни коленного, ни скакательного суставов. Производительно работают только бедра. Разумеется, ни о каком автоматизме, ни тем более об интенсивности разгибания суставов здесь и речи быть не может.

Так за счет чего «эфэргэшники» так красиво, стильно, широко и плавно рысят? Присмотримся повнимательнее. Основные отличия овчарки из западногерманских выставочных линий от любых нормально сложенных собак состоят, во-первых, в ином соотношениии длины передних и задних конечностей (передние, сравнительно с пропорциями сложения других собак, намного длиннее задних), во-вторых, в более сильном наклоне таза к горизонтали, и, в-третьих, в ином соотношении углов в фазе «критической точки». Поскольку в этой фазе суставы «эфэргэшника», прежде всего скакательный, согнуты гораздо больше нормы, они начинают разгибаться не синхронно, а последовательно. Причем угол скакательного сустава раскрывается до 90°, как правило, лишь когда опорная лапа оказывается за пределами вертикали, опущенной от седалищного бугра. Вследствие того, что голень к этому моменту занимает едва ли не горизонтальное положение, посыл направляется очень полого.

Рис. 10. Аномалии в движении рысью у немецкой овчарки. Отчетливо видно запаздывание в раскрытии коленного сустава и то, что голень продолжает наклоняться вплоть до момента отрыва конечности от опоры. Рисунок выполнен с видеозаписи.

 

Пропульсивный толчок (которым, в норме, за счет ускоренного разгибания суставов, заканчивается опорная фаза) почти не выражен, а часто его и вовсе нет, а есть равномерное по скорости, плавное пропульсивное движение. А поскольку на рыси «эфэргэшники» сильно горбят поясницу, и таз у них наклонен еще более круто, то полoго направленный посыл не только не пересекает линию поясницы, но приходится гораздо ниже нее (и тем ниже, чем относительно короче задние конечности). В результате чего поясница еще сильнее сгибается, то есть испытывает деформацию, противоположную той, что бывает у прямозадых собак с обычными пропорциями сложения. Далее позвоночник, по принципу действия плоской пружины, передает посыл на центр тяжести тела, приподнимая и продвигая его вперед. Из-за того, что посыл направлен низко, передние конечности осуществляют функцию поддержки при максимальной амплитуде своего движения (отсюда понятна выгода относительного удлинения передних конечностей). По этой же причине фаза амортизации в цикле движения задней конечности превосходит по своей протяженности пропульсивную фазу. Итого, обладая сравнительно медленным посылом, эти собаки эффективно реализуют его в передвижение корпуса по очень низкой, без заметных вертикальных колебаний, траектории. Причем у них, что интересно, нарушения балансировки (как то изменения в широком диапазоне формата или массы корпуса), в отличие от собак иных типов сложения, на эффективности передвижения практически не сказываются. Потому что безопорная стадия при любой скорости рыси едва прослеживается. К примеру, у всех десяти кобелей, получивших в 1997 году оценку VA на Всемирной выставке, передняя конечность отрывалась от опоры непосредственно перед приземлением односторонней задней конечности и заметно позже того, как заканчивалась опорная фаза у диагональной задней конечности.

Выходит, что рациональная компонента в «конструктивном» типе сложения овчарок выставочных линий ФРГ несомненно присутствует. Но, увы, присутствуют и издержки. Например, невозможность увеличения скорости бега иначе, как за счет увеличения частоты движений. У «ногастых» «гэдээровцев» очень мощная динамика бега за счет интенсивного распрямления конечностей, и в границах малых скоростей – как осматриваются сейчас собаки в рингах – они не показывают полной амплитуды движений. Выставочные же «угластые» «эфэргэшники» уже на малой скорости стелются полным махом – к полному удовольствию экспертов. Бегут одними бедрами, посыл равномерный, отсюда и движения плавные. Одним словом, эстетика! Но стоит прибавить ходу и видно, что запаса-то нет. Ножками частят, а скорости не дают – как раз потому что безопорная стадия почти не выражена. Куда ж без динамики! А хорошего «рысака» восточногерманских кровей, в лучшие времена их разведения, коли разойдется, на галоп сбить не удавалось, как быстро ни беги с ним в ринге. Даже на спор пробовали. Другое дело, что быстроходный «гэдээровец» должен быть гармонично сложен, и на его способности к бегу рысью отражается буквально каждый недостаток опорно-двигательного аппарата и любое существенное нарушение балансировки корпуса. Гармонично же сложенных собак во все времена среди овчарок бывало не то, чтобы уж очень много. На красивых же движениях «эфэргэшника» нарушения балансировки, как уже упоминалось, да и многочисленные даже недостатки в строении конечностей сказываются не слишком заметно. Но это в ринге, при беге по ровной поверхности. Может ли выставочный крэк так же красиво рысить по камням, по пашне или по лесу, не вылощенному как в Европе? Увы, вряд ли: у него слишком сильно наклоняются, при вынесении конечностей вперед, плюсны, а часто и пясти. Почти ложатся на землю. При сохранении стиля бега, травмы, можно считать, ему обеспечены.

Кстати, траектория перемещения центра тяжести корпуса на рыси у хорошо сбалансированной овчарки восточногерманских кровей не длиннее, чем у пластающегося по земле «эфэргэшника», зато конечности работают по значительно меньшей амплитуде. Так кто же из них бежит менее энергозатратно?

А вот более серьезная проблема. У нормально сложенных собак траектория движения тазобедренного сустава в пропульсивной фазе направлена так, что головка бедренной кости оказывает давление на вертлужную ямку в глубоком месте последней. К тому же с этой стороны хорошо развита хрящевая суставная губа, дополнительно увеличивающая глубину вертлужной ямки. У овчарок же выставочных линий ФРГ при посыле головка бедренной кости давит на боковую поверхность ямки гораздо вентральнее, в мелком месте, около которого суставная губа развита слабо.

Рис. 11. Направление движения тазобедренного сустава в пропульсивной фазе бега рысью; а – нормальное, б – аномальное, характерное для немецких овчарок, разводимых для выставочного показа

Разве это не достаточная причина для развития дисплазии? Отсюда и высокий процент больных собак, получаемых от здоровых родителей.

Ну и напоследок посмотрим, как собаки нормального и аномального сложения бегают галопом.

Быстрый бег галопом невозможен без хорошей работы спины и поясницы. У резво бегущей овчарки к моменту завершения пропульсивного движения поясница прогибается настолько сильно, что таз оказывается наклоненным под отрицательным углом к горизонтали. Это очень важное условие для эффективной работы мышц-разгибателей задних конечностей. Поскольку на этом аллюре задние конечности работают поочередно, пропульсивные движения бедер имеют небольшую, сравнительно с рысью, амплитуду относительно таза. Таким образом, мышцы сокращаются в наиболее выгодном диапазоне, до трети своей длины, и могут обеспечить наивысшую скорость разгибания суставов. И в этом случае отрицательный наклон таза дает возможность оптимально использовать всю длину «скоростной» (той, что отталкивается в последнюю очередь) задней конечности.

Теперь посмотрим, почему плохо галопируют многие представители западногерманских выставочных линий. Прежде всего дело в том, что у этих собак (по причине специфической приспособленности к бегу рысью) зачастую малоподвижная поясница, неспособная нормально прогнуться в момент посыла. Поэтому таз не наклоняется под нужным отрицательным углом, а соответственно вся работа задних конечностей оказывается непродуктивной. Кроме того, многие «эфэргэшники» излишне высокопереды, а задние ноги у них почти поголовно короткие, что вкупе еще более затрудняет возможность отрицательного наклона таза. В итоге конечности разгибаются недостаточно, посыл получается слабым и медленным. Что собаки пытаются компенсировать усиленной работой передних конечностей. Понятно, что ни приличной скорости, ни тем более вы Normal 0
Источник: http://epaper.ru.googlepages.com/

Категория: Книги на сайте | Добавил: Шкода (11.02.2010)
Просмотров: 1049 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 1
1  
Просто хорошая страничка

Имя *:
Email:
Код *: